Графика О. Бердслея

Уважаемые посетители сайта Студия VITA! Эти книги по искусству Вы можете купить.

Стиль, порожденный стремлением к преодолению эклек­тики в жизни и в искусстве, поиска­ми цельности даже путем душевно­го надлома эффектно проявил себя в книге. Поиски  О. Бердслея по­влияли на всю культуру книги конца  XIX — первых десятилетий XX в.  Напряженная подвижность гибких линий в сочетании с мощью насы­щенного пятна проявилась не толь­ко в орнаментальной графике мо­дерна, но и в сюжетных, и портрет­ных композициях. Работая преимущест­венно для книг и журналов, О. Бердслей один из первых отказался от гравирова­ния своих работ, так как его перовые рисунки хорошо переводились в цин­кографические клише без особых  потерь для первичного изображе­ния. Более того, отпечаток с клише,  который его удовлетворял, и являл­ся законченной работой. Таким об­разом, работая в технике, похожей на гравюру, О. Бердслей избежал привлечения к своим рисункам гравера-исполнителя.
Работы рано умершего гения-ри­совальщика были хорошо восприня­ты во многих странах мира, в том числе и в России. Его изящная эро­тика, капризность твердых линий остро ощущались даже в искусстве шаржирования и сатирических   портретов. Бердслей исполнял портреты героев литературных произведений по представлению, но эти представления были настолько яркими и конкретными, что он их фиксировал на бумаге с предельной графической четкостью. Саломея и Иродиада в пьесе О. Уайльда «Са­ломея», Изольда в книге Т. Мэлори «Смерть Артура», Али-Баба в кни­ге «Али-Баба и сорок разбойников» по творческой «выношенности» об­разов и их воздействию на читате­ля не уступают, а превосходят мно­гие натуралистически отрисован­ные свето-теневые изображения. Бердслеем был даже создан уни­кальный в истории искусства портрет  Маски — человека с лицом, закры­тым маской. Лицо в маске постоянно появляется в книжной и журналь­ной графике, будоража воображение многих. «Маски! Кто испытал хоть раз манящий ужас их пустых глаз, кто чувствовал хоть мимолетно отвратительную пре­лесть их, кто хоть на мгновенье пе­реставал быть человеком, влюбля­ясь в нечеловеческую красоту мас­ки, для того ясно, что хотел сказать Бердслей или что сказал неволь­но…», — пишет о масках мастера С.К. Маковский.

Со времени появления предель­ной бердслеевской слитности обра­зов с книжной страницей культура «существования» изображения в кни­ге стала одной из основных забот иллюстраторов XX в. А. Матисс, П. Пикассо и многие другие создали свое понимание жизни портретных изображений в печатном издании, но неразрывность графики и стра­ничного листа никогда не подверга­лась сомнению.

Запись опубликована в рубрике Люди искусства. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий