Графика портрета в российском книжном декоре. Д.И. Митрохин

Уважаемые посетители сайта Студия VITA! Эти книги по искусству Вы можете купить.

В истории русской книжной гра­фики есть много мастеров книжно­го декора, которые виртуозно ис­пользовали в оформлении книги изображения человека. Но даже среди них можно выделить таких мастеров как Д.И. Митрохин, М.В. Добужинский, Г.И. Нарбут, которые в равной степени чувствовали и ор­намент, и изобразительный мотив и умели сделать изображение орна­ментальным.

Вся первая половина жизни Д.И. Митрохина, тесно связана с ис­кусством книги, этому он посвяща­ет свои лучшие творения. Он делал все, что связано с графикой книги, но особенно удачными можно счи­тать «вторичные элементы» книги, т. е. то, что обычно называют ее украшениями. Обложки, перепле­ты для журналов и книг, фронтис­писы, заглавные буквы и форзацы, заставки и концовки составляют огромную массу так и не изученных до конца искусствоведами творче­ских работ Митрохина. Украшения и иллюстрации многих книг изда­тельства И. Книбель целиком созда­ны Митрохиным и трудно сказать, что из графики этих изданий в боль­шей степени влияет на цельность и выдержанность книжного стиля.

Работая только в черном и белом цветах, иногда добавляя к ним 2—3 хроматических цвета, Митрохин до­бивался поразительных по силе воз­действия результатов. Его харак­терный волнистый штрих, соединя­ясь то с пятном, то с точечной фак­турой, создавал особую «митрохинскую» графическую игру. Хорошо чувствуя орнамент, художник нико­гда не пользовался напрямую пере­несением в свои книги мотивов, на­работанных до него. Как истинный художник-орнаменталист он вни­мательно изучал объекты в приро­де и создавал орнаменты или орнаментизированные мотивы на основе своих наблюдений. Этими объекта­ми могли быть растения, животные, люди, и каждое изображение он мог превратить в узор без потери узна­ваемости первичных форм. Декора­тивность — главная особенность ра­бот мастера, и ее он добивался по своей методике, отработанной года­ми. Именно наличие этой методики позволяло Митрохину успешно работать с любым мотивом. Митрохин был умелым рисо­вальщиком с натуры. Его рисунки просты и обобщены, но предельно точны. Именно из них он черпает материал для своих заставок, обло­жек и виньеток. Особенно это относит­ся к изображениям такой сложной модели как человек, изображения которой встречаются у Митрохина в любом книжном декоре. Именно присутствие человека придает его декору особую выразительность и неповторимость. Оплечные изображения человека встречаются в обложках к таким произведениям, как «Кубок» В.А. Жуковского, «Жизнь Альмансора» В. Гауфа, «В овраге. Бабы» А.П. Чехова. Поко­ленные композиции фигурируют в обложках к рассказам О. Генри «Сердце запада» и к произведению Бен-Джонсона «Эписин». В этих обложках графика головы человека еще находится под силь­ным воздействием культуры начала XX в., но они очень узнаваемы. В об­ложке к рассказам О. Генри худож­ник настолько свободен в своих ре­шениях, что эту графику можно считать одним из самых лучших книжных шедевров.

В 1922 г. из печати выходит поэма-сказка М. Цветаевой «Царь-де­вица» с оригинальными заставками и концовками Митрохи­на, в которых в качестве основных мотивов фигурируют черно-белые портреты главных героев. Время и характер поэмы-сказки наложи­ли свой отпечаток на графику Она почти не имеет волнистого штриха и построена на рубленной струк­туре предметных форм. Исчезла и прежняя линейно-пятновая ор­наментальная вязь, но появилась нервность «рваного» черного пятна. Ритмы черного и белого свободно создают ощущение общей плоскост­ной основы как для портретных изо­бражений, так и для декоративного предметного окружения эмблемного характера.

Запись опубликована в рубрике Люди искусства, графика с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий