Основные категории в изобразительном искусстве. Линейная перспектива

Уважаемые посетители сайта Студия VITA! Эти книги по искусству Вы можете купить.

Основные категории в искусстве изобразительном, пространственном
в своей первооснове, прежде всего — пространственные
и временные отношения, причем последние являются
лишь функцией первых. Все прочие элементы устанавливаются
и соотносятся в пределах этих общих форм художественного
выражения, объединяясь и управляясь в конечном порядке
одной: пространством и его организацией — плоскостной и глубинной.
В своей настоящей работе я имею в виду живопись в широком
смысле этого понятия к а к искусство, оформляющее какую-либо
поверхность при помощи цвета и линии. А в пределах живописи
я буду исследовать те закономерности, на основе которых
художник на плоскости или иной поверхности строит иллюзорное
трехмерное пространство, заполняя его такими же иллюзорными
объемами, организуя его зрительную протяженность
и глубину.
Всякое произведение искусства есть органический продукт
борьбы художника с данностью внешнего мира. В этой борьбе
творческая воля художника может быть преимущественно
обращена или внутрь, или вовне. А в зависимости от направления
творческой воли произведение искусства или удаляется
от воспринимаемой внешней действительности, или стремится
к возможно более точному ее воспроизведению. И все же, если
мы представим себе два совершенно полярных произведения
искусства — одно в крайне субъективном, другое — в возможно
объективном выражении, их непременно свяжет общая закономерность,
единство законов, управляющих миром субъективным
и транссубъективным. Иначе говоря, закономерность
художественного выражения оказывается в функциональной
связи с закономерностью восприятия явлений внешнего мира.
Зрительное восприятие реального глубинного пространства
происходит по определенным нормам, обусловленным физиологией
и психологией зрения.

Но, быть может, художник пользуется элементами иллюзорного
восприятия для своих особых, художественно-стилистических
целей, подчиняя их последним, то есть не подчиняет ли
он элементы глубинно-пространственного выражения всецело
требованиям построения такого пространства, которое оказывается
единственно реальным для живописи, — пространства
двухмерного, обычно плоскостного?
Здесь дело обстоит в общем т ак же, к а к и в вопросе об отношении
художника к внешнему миру. Поскольку художник
задается целью художественной организации поверхности как
таковой, он вступает с изображаемым глубинным пространством
в борьбу, подчиняя его в большей или меньшей степени
этой цели. Так, например, происходит в восточном ковре, греческой
вазовой живописи, в современных поисках плоскостной
живописи у бёспредметников. Однако если художник намерен
дать то или иное впечатление глубины на плоскости, он
непременно подчиняется законам зрительного восприятия гл убины.
Глубину иллюзорную он должен построить так, чтобы
взор проникал в нее до желаемого предела или беспредельно,
мог бы видеть ее «сквозь» (perspicere). Такое восприятие и
построение неизбежно окажутся перспективными. Глубина, в
сущности, — не осознанная аналитически перспектива. Аналитически
сконструированная перспектива имеет для художника
значение системы вех, при помощи которых он последовательно
раскрывает перед зрителем глубину и действие картины.
Эта задача разрешается художником в большей или меньшей
степени самостоятельно при помощи цвета, света и линии в
общих рамках конструктивно-стилистических требований.

Запись опубликована в рубрике статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий